Proprietary Digital ContentПроприетарный цифровой контент (ПЦК) – это термин (словосочетание) обозначающий совокупность проприетарных («собственнических») цифровых объектов интеллектуальной собственности (ИС), таких как 1) проприетарное программное обеспечение (включая операционные системы «Windows», «Mac», другие проприетарные ОС и «компьютерные программы»), 2) текстовые материалы (см. ниже пояснение), 3) графика, аудио-, видеоматериалы (не путать с видеофильмами), проприетарные драйверы, элементы программного кода или их совокупность, а также другие электронные информационные ресурсы, созданные в коммерческих целях[1]. В некоторых случаях ПЦК может распространяться бесплатно (однако все таки с коммерческой/рекламной целью), но может быть отозван владельцем ИС из бесплатного доступа в любое время. При этом «текстовые материалы», как составляющая ПЦК это не классические “литературные произведения”, которые были оцифрованы и получили электронную форму, но так называемые “квазипрограммы” и скрипты состоящие из набора команд или операций предназначенных для выполнения конкретных целей. Термин был впервые использован в СНГ в научной статье Чибисова Д.М. «Правовые и морально-этические основы охраны проприетарного цифрового контента в рамках соглашений АСТА и ТРИПС» // Таможенное дело – 2012. – № 5.

Отличие «проприетарного цифрового контента» от «проприетарного программного обеспечения»

Вопрос разграничения понятий достаточно сложный, так как ни первое, ни второе не имеют полностью сформировавшегося толкования, но скорее указывают на критерии, по котором можно определять объекты интеллектуальной собственности, подпадающие под ту или иную характеристику[1] При этом, правовое толкование «проприетарного программного обеспечения» более «узкое», чем толкование «проприетарного цифрового контента» так как не включает «аудио‐видео», «графический» контент, элементы «интерфейса» программы и функции управления в данное понятие, чем создает «пробел» для целей идентификации правового режима охраны данных компонентов. Например, если «проприетарное программное обеспечение» предполагает наличие «системного», «прикладного» и «инструментального» программного обеспечения, то «проприетарный цифровой контент» не только включает все вышеперечисленное, но и добавляет туда ряд, конкретизирующий моментов касательно «скриптов», «текстовых команд», а также «аудио‐видео» информации составляющей часть «проприетарного цифрового контента».[1]

Термин «проприетарный цифровой контент» более корректен, чем «проприетарное программное обеспечение», так как термин «программное обеспечение» не позволяет в должной степени разграничить режимы правовой охраны для компьютерной программы от правовой охраны её составляющих элементов, а также иных цифровых составляющих которые, имея автономные характеристики, могут претендовать на правовую охрану, однако формально не являются ни «программой», ни «программным обеспечением» как, например «скрипт», «bat» файл с заданным набором команд или графический элемент программы.[1] Также это связано с тем, что существует международно‐правовая «привязка» охраны «компьютерной программы» к Бернской конвенции, т.е сугубо к режиму охраны литературных произведений, что в корне неверно так как изменив последовательность кода можно обойти формальный запрет, однако все равно иметь «плагиат». При этом на уровне ЕС и США по разному относятся к составным элементам компьютерной программы (особенно касательно интерфейса, функции управления) и к принципам их охраны. Таким образом, используя термин «проприетарный цифровой контент» можно расширить правовую охрану существующих «программ» на «интерфейс», «функции управления», «скрипты», а также «аудио‐видео контент», не привязывая последний сугубо к «программам» и их «обеспечению»[2].

История появления термина в Украине и странах СНГ

Термин «проприетарный цифровой контент» (ПЦК) в Украине был впервые использован в 2012 г. украинским юристом-международником Д.М. Чибисовым для определения режимов международно-правовой охраны «компьютерных программ» по нормам права ВТО. Также, создание термина ПЦК было обосновано необходимостью разграничения ряда объктов ИС от термина закрепленного в законодательстве ряда стран “компьютерная программа”, который разнился в этих странах. Соответственно, использование такого термина в договорах на разработку компьютерных програм не позволяло в должной степени обеспечить охрану всех составляющих последней.

В продолжение 2012-2016 гг. были опубликованы несколько концептуальных докладов[2][1] [3] [4] по правовой охране проприетарного цифрового контента. Это способствовало тому, что данное словосочетание получило распространение на территории СНГ как обобщающее таких терминов как “компьютерная программа”, “софт”, “проприетарное ПО”, “лицензионный видео и аудио контент”.

Проприетарный цифровой контент как универсальное понятие для нескольких юрисдикций

При использовании термина “проприетарный цифровой контент” в лицензионных договорах и/или договорах на разработку программного обеспечения требуются некоторые уточнения и ссылки на международно-правовые акты, чтобы четко разграничить его отличие от закрепленного понятия “компьютерная программа”. Благодаря чему, практическое использование термина позволит существенно понизить риск неисполнения лицензионного соглашения на территории ряда стран в которых нет подходящего определения “компьютерной программы”. Например, в России под компьютерной программой понимают в т.ч. аудиовизуальное отображение, а в Украине такого нет.[2] Использование понятия ПЦК в договоре позволит минимизировать риск неправильного толкования термина “компьютерная программа” в разных юрисдикциях. Впрочем, надо учитывать, что такая проблема существует преимущественно в странах континентальной правовой системы и, не так актуальна для англо-саксонской правовой системы.

Проблемы использования термина / Критика

На сегодняшний день основная проблема заключается в том, что понятие ПЦК не зафиксировано юридически ни в одном международном документе. Ни конвенции ВОИС ни Соглашение ТРИПС его не используют, но используется только термин «компьютерная программа» который по указанным выше причинам является некорректным и не может заменять термин ПЦК. Термин ПЦК обоснованно важен для романо-германской правовой системы и менее востребован в США и Великобритании с чем и связано его низкое расспространение в этих странах.

  1. 1 2 3 4 Чибісов Д.М. Визначення правових режимів охорони пропрієтарного цифрового контенту за правом СОТ // матер. Міжнародної науково-практичної конференції «Правові та інституційні механізми забезпечення сталого розвитку України» 15-16 травня 2015 р. Том 1, Одеса. – С. 351-352
  2. 1 2 Чибисов Д.М. ПАТЕНТОВАНИЕ КОМПЬЮТЕРНЫХ ПРОГРАММ ПО ПРАВУ ВТО: проблемы правовой квалификации и правоприменительная практика // Таджикистанский ежегодник международного публичного и частного права – 2016.
  3. Чибісов, Д. М. Право Світової організації торгівлі як джерело інформаційної діяльності митних органів України: огляд національних зобовязань України за “ТРІПС” / Д. М. Чибісов // Митна справа : науково-аналітичний журнал з питань митної справи та зовнішньоекономічної діяльності; фахове видання. – 2013. – № 3. – С. 46-53;
  4. Чибсов Д.М. «Международно-правовая охрана проприетарного цифрового контента (ПЦК): проблемы и перспективы» // Журнал «Юридическая наука» -2012 – № 4. Изд-во. ООО “НПЦ “Информационные технологии”. г. Рязань, Россия.

© Чибисов Д.М. 01.06.2016 для сайта iplaw.in.ua